alsisa: (Алексанна)
[personal profile] alsisa
Не бесспорно, особенно в части "ненависти", но почитать полезно.
Оригинал взят у [livejournal.com profile] veryeager в Топливо для Майдана
.
Идеи, которыми вдохновляются люди во время бунтов и революций, можно сравнить с искрами, но эти искры должны воспламенить какой-то горючий материал, иначе пожара не возникнет. Таким топливом всегда была обездоленность людей. Обездоленность не обязательно в смысле бедности (революции и прочие подобные события порой происходили в достаточно благополучных по тогдашним меркам странах), а в более широком смысле, когда человек лишён необходимого; а точнее, того, что кажется ему необходимым в данный момент. Это могут быть и материальные блага, причём не обязательно только жизненно необходимые — каким бы ни был реальный жизненный уровень, при желании можно убедить людей, что этот уровень всё равно недостаточен и совершенно необходимо жить, допустим, «как живут во всём цивилизованном мире» (то есть в нескольких самых богатых странах). Но это могут быть и нематериальные понятия — свобода, справедливость, уважение, «национальное самосознание» и т. п. Разумеется, эти вещи тоже субъективны, и умелая пропаганда может создать из одной и той же ситуации ощущение жизни в тоталитарном репрессивном государстве или, наоборот, в царстве свободы.

Но создавать революционную ситуацию «на пустом месте» всё же исключительно сложно. Куда проще, когда имеется готовое топливо. Тогда нужно только подлить кое-где немножко жидкости для розжига (нередко она бывает красного цвета), потом чиркнуть спичкой — и веселуха начнётся, знай только раздувай пламя!

Я постараюсь не затрагивать здесь чисто политические вопросы (то есть, скажем, кто и какую подливает жидкость для розжига, откуда сыплются искры и т.п.), а сосредоточиться на техническом вопросе — на этом самом топливе, причём преимущественно на той его части, которая относится к экономике.

В одной из своих недавних блогозаписей я пользовался гугловским сервисом Google Public Data. Применим его теперь для сравнения того, как развивались экономики стран, на которые распался СССР:

GDP-former-USSR

Прекрасная картина, не правда ли? Впрочем, страны Прибалтики — это особая статья; их видимые успехи во многом связаны со вступлением в ЕС, экономическая ситуация в котором была тогда вполне радужной и позволяла поддержать развитие их экономик (благо они невелики). Хотя, правда, во многом эти успехи были достигнуты за счёт кредитной накачки и ценой деиндустриализации, что сильно аукается теперь, в эпоху кризисов, и не сулит этим странам ничего хорошего в будущем (это хорошо видно по огромному «проседанию» их графиков во время кризиса 2008 года, что свидетельствует об очень сильной их зависимости от состояния мировой финансовой системы). Но это отдельная тема, а мы давайте поговорим об остальных кусках бывшего СССР, коим не повезло вступить в ЕС.

И мы видим, что из этих стран самой успешной оказалась Россия. Начиная с 1998 года она переломила тенденцию к постоянному спаду и начала довольно успешное развитие, оставив всех прочих далеко позади. С отставанием от неё, но всё же довольно неплохо (и несколько превышая среднемировой уровень) растут ВВП Белоруссии и Казахстана. Все остальные — ниже среднемирового уровня. Азербайджан и Туркмения, правда, опережают других (совершенно очевидно — благодаря солидным запасам нефти и газа). А дальше идёт совершенная беднота, без каких-либо просматривающихся перспектив.

Из этого единственного графика сразу становятся понятными некоторые вещи. Например, откуда в России берутся толпы гастарбайтеров из Узбекистана, Молдавии, Киргизии и Таджикистана (что им ещё делать, ежели они в самом низу, почти на уровне африканских стран) — и почему так мало гастарбайтеров из Белоруссии и Казахстана.


И вот — Украина. С ней на этом графике тоже очень грустно. Если подумать и порассуждать, можно найти разные объективные причины того, почему Украина столь бедна, а Россия на её фоне столь богата (да хотя бы те же, сразу приходящие на ум, нефть и газ). Но тут же возникает вопрос: а что не так с Республикой Беларусь?

Давайте вспомним, что в Белоруссии вообще нет заслуживающих упоминания природных богатств, кроме одного-единственного крупного месторождения калийных солей. В ней нет чернозёмных полей, нет благодатного климата; самое главное — в ней практически нет энергетических ресурсов (только немного торфа), а ведь именно энергия — основа экономики. Нет ни рек, богатых гидроэнергией, ни угля, ни нефти, ни газа, ни оставшихся от СССР атомных электростанций. Унаследовала же Белоруссия главным образом обрабатывающую промышленность — да ещё трубы нефте- и газопровода в Европу.

Украина по сравнению с Белоруссией — это Кувейт и Эльдорадо. Лучшие в мире чернозёмы. Тёплый по нашим восточноевропейским меркам климат. Днепр с каскадом гидроэлектростанций. Несколько мощных АЭС. Очень много угля. Есть и нефть с газом — немного, но белорусам и столько не снилось. Крупнейшее в мире месторождение марганца. Очень большие месторождения железной руды и урана. И даже хорошие курорты достались Украине — Крым и Трускавец. Ну и нефтепроводы с газопроводами, куда ж без них.

Но и промышленностью Бог (руками Советского Союза) Украину не обидел. Мощнейшая металлургия (способная не только производить металлы на экспорт, но и служить надёжной опорой для собственного машиностроения — чего нет в Белоруссии!) и уникальные высокотехнологичные производства, такие как огромный днепропетровский завод «Южмаш», производящий ракетно-космическую технику; один из трёх судостроительных заводов в мире, способных строить даже атомные авианосцы; авиационное предприятие, строившее самые большие в мире самолёты. Плюс соответствующий научный потенциал.

А теперь ещё раз взгляните на график выше и задайте себе вопрос: что случилось? Почему подушевой ВВП по ППС у Белоруссии в 2012 году был выше украинского в 2,1 раза? (А ведь надо ещё держать в уме, что в Белоруссии меньше имущественное расслоение и выше социальная защищённость населения, так что реальный уровень жизни среднего простого белоруса превосходит украинский ещё больше.)

Если смотреть на опыт Украины и учесть описанную мною выше вопиющую разницу в «стартовых условиях» после развала СССР, то Белоруссия просто обязана быть где-то на уровне Молдавии. Вместо этого она обогнала очень богатый природными ресурсами Казахстан. Что белорусы делали не так?

А белорусы, вместо того чтобы приватизировать, распродать и разворовать промышленность (с решительным и тотальным закрытием всех «неэффективных предприятий», к чему ничтоже сумняшеся призывала местная оппозиция), после чего заняться построением идеологически выдержанного национального государства — с гноблением нетитульного языка, восхвалением нацистских коллаборационистов, пропагандой ненависти к России и прочими приятными для определённой публики, хотя и не слишком полезными для экономики занятиями,— принялись зачем-то планомерно сохранять и развивать экономику и дружить с большим восточным соседом — не без успеха конвертируя дружбу в экономическую выгоду. Потому что, вообще говоря, дружить всегда выгодней, чем враждовать!

Конечно, Беларусь отнюдь не превратилась в центральноевропейскую Голландию (чем некоторые белорусы, безусловно, недовольны). Но с учётом упомянутых мною выше начальных условий и особенно по сравнению с её южной соседкой эффект, как говорится, налицо.



Что же Украина? Как видим, начальные условия были у неё неизмеримо лучше. Именно этим фактом, кстати, оперировали националисты, ратовавшие за отделение Украины в 1990–1991 годах. Вот одна из распространявшихся тогда агитационных листовок, где они сравнивали производство на Украине, с одной стороны, и в Германии, Франции, Италии, с другой стороны, делая вывод: «Потому бедные, что несвободные… Чтобы быть богатыми, надо быть независимыми».

ukr-agitka

И вот прошло уже 22 года с момента, как Украина получила эту независимость. Но не выходит каменный цветок, хоть ты тресни. И кого ни посади премьером ли, президентом ли,— даже если это самый лютый приверженец украинской идеи, не снимающий вышиванки, результат один — неуклонная деградация.

Gde-ukr

Думаю, что главная причина тому — крайняя идеологизированность проекта украинской независимости как такового, который строится на этой самой украинской идее. Под украинской идеей я ни в коем случае не подразумеваю каких-то негативных качеств, изначально-де присущих украинцам (коим, по происхождению, на 3/4 является и ваш покорный слуга). Этим термином я обозначаю определённый комплекс свойств, которыми фактически обладала любая разновидность идеологии, использовавшейся для того, чтобы обосновывать необходимость и благотворность украинской самостийности. Можно много написать о сути этой идеи и вытекающих из неё экономических последствиях, но я вначале приведу пару очень характерных иллюстраций. Для начала отрывок из автобиографической повести Константина Паустовского, в котором речь идёт об эпизоде времён националистической украинской Директории во время гражданской войны — одной из первых попыток построить «самостийну державу».

Зрители искренне веселились, но настороженно затихли, когда на сцену тяжело вышел пожилой «министр державных балянсов», иначе говоря министр финансов.
У этого министра был взъерошенный и бранчливый вид. Он явно сердился и громко сопел. Его стриженная ежиком круглая голова блестела от пота. Сивые запорожские усы свисали до подбородка...
Зал затих, предчувствуя недоброе.
– Якого ж биса, – вдруг закричал министр по-украински и покраснел как бурак, – вы приперлись сюда из вашей поганой Москвы. Як мухи на мед. Чего вы тут не бачили? Бодай бы вас громом разбило! У вас там, в Москве, доперло до того, что не то что покушать немае чего, а и...немае чем...
– Що ж вы мовчите? – спросил он вкрадчиво. – Га? Придуриваетесь. Так я за вас отвечу. На Украине вам и хлиб, и сахар, и сало, и гречка, и квитки. А в Москве дулю сосали с лампадным маслом. Ось як!
Уже два человека осторожно тащили министра за полы чесучового пиджака, но он яростно отбивался и кричал:
– Голопупы! Паразиты! Геть до вашей Москвы! Там маете свое жидивске правительство! Геть!
За кулисами появился Винниченко. Он гневно махнул рукой, и красного от негодования старика наконец уволокли за кулисы. И тотчас, чтобы смягчить неприятное впечатление, на сцену выскочил хор парубков в лихо заломленных смушковых шапках, ударили бандуристы, и парубки, кинувшись вприсядку, запели:

Ой, що там лежит за покойник,
То не князь, то не пан, не полковник —
То старой бабы-мухи полюбовник!


Вторая показательная для меня иллюстрация — интервью ставшего недавно знаменитым «голого майдановца», которое взяла у него российская журналистка:

Я сам из села, сначала несколько лет в городе мыкался, потом опять домой вернулся. Посеял озимые, 75 соток вручную, как деды наши, шел и сеял. Такая пшеничка взошла, як цвяшки — как гвоздики. Рукой проводишь, а она стоит, остренькая. Так что до марта, я думаю, никакой работы не будет.

В двух этих иллюстрациях — квинтэссенция «украинской идеи», которую можно выразить двумя словами: жлобство и архаизация. Жлобство — в подходе «моя хата с краю», «тільки до себе», что при использовании на государственном уровне немедленно выливается в тотальное воровство, кумовщину и коррупцию совершенно независимо от того, кто находится у власти. Архаизация — в отказе от современности, интенсивного развития, прагматизма, научного и рационального подхода — в пользу поклонения сельско-этнографическим реликтам вроде писанок, вышиванок и «вишневого садка», с роковой неизбежностью сопровождающихся деградацией до уровня «вручную, как деды наши» (напомню, что на дворе 21-й век, люди уже полвека как летают в космос, причём ракеты для этого делались в том числе и на Украине). Ещё одна печальная иллюстрация деградации до этого уровня — донбасские копанки, нелегальные угольные разработки, чаще всего ведущиеся, опять же, дедовскими методами.

kopanka

Ну и, конечно, надо добавить сюда знаменитый тезис «Украина — не Россия». Украинской идее для сохранения жизнеспособности совершенно необходимо постоянно подчёркивать отличия от России и противопоставлять ей Украину во всех отношениях, потому что если Украина — это всего лишь часть исторической России, то сама идея независимости во многом теряет смысл (разве может быть независимой рука от тела)? А самый лёгкий путь для этого — обвинять Россию во всех грехах и всячески культивировать враждебность. Вот почему агрессивный национализм, распространённый ранее лишь в западной части Украины, получил поддержку и стал активно развиваться, фактически став частью государственной идеологии. Ещё раз подчеркну: это не столько результат чьего-то коварного произвола, сколько совершенно естественное следствие господства украинской идеи как духовной основы существования независимой Украины.

Теоретически, конечно, можно было бы развивать украинскую идею иным образом — через культивирование украинского языка и украинской культуры. Это и впрямь пытаются делать (правда, зачастую весьма агрессивным и топорным способом, ведущим к обратному эффекту). Но почти четверть века фактически насильственной украинизации не привели к желаемым результатам. Правда, если судить по официальной статистике, всё не так уж плохо: так, согласно переписи населения 2001 года, украинский язык тогда считали родным 67,5% населения; использовали же его в качестве языка общения в первой половине 2000-х, по разным опросам, порядка 40-45% населения. Однако здесь следует учесть психологический фактор: при соцопросах люди часто отвечают не вполне искренне, стремясь выглядеть «благопристойно», то есть соответствовать некоей норме, господствующей в данном обществе. Естественно, что «добропорядочный гражданин» на Украине сегодня должен выглядеть использующим «державну мову».

mova

Специалисты авторитетнейшего американского института исследований общественного мнения Gallup прекрасно знают об этом обстоятельстве и, чтобы обойти его, порой применяют различные хитрости. И вот, проводя в 2008 году исследование языковой ситуации на просторах бывшего СССР, они не спрашивали прямо, каким языком человек пользуется, а предлагали выбрать язык, на котором ему удобнее всего отвечать на их вопросы (никакой роли в исследовании эти вопросы не играли). Естественно, человек при этом выбирал тот язык, который он обычно и использует в повседневной жизни. И на Украине людей, выбравших русский язык, оказалось 83%!

Ситуация для украинской идеи совершенно катастрофическая. Получается, что несмотря на почти двадцать лет агрессивной пропаганды «солов'їної мови», закрытия русскоязычных школ, запрета на фильмы с русской озвучкой без украинских субтитров и прочего, подавляющее большинство жителей Украины — не исключая, очевидно, и значительной части «свідомих українців» — в 2008 году предпочитали общаться на «собачей мове», «языке попсы и блатняка» (как обзывали русский язык многие «свидомые», вплоть до одного из министров культуры). Абсурдность ситуации усиливает то обстоятельство, что русский язык очень долго не имел никакого официального статуса на Украине — фактически это шизофрения в государственном масштабе. Но что поделать — украинская идея требует жертв. И если не получается с языком — получится с национализмом. Привить националистические взгляды людям, особенно обездоленным и ищущим источник своих бед,— гораздо легче, чем заставить их общаться на малоупотребительном наречии.

Сегодня, спустя почти четверть века после начала очередной попытки осуществления украинского проекта (начавшегося, напомню, с тезиса «Чтобы быть богатыми, надо быть независимыми»), крах его совершенно очевиден, что выражается в лихорадочных попытках куда-нибудь приткнуться (в Евросоюз или Таможенный союз), по принципу «вот приедет барин, барин нас рассудит». Это прекрасная иллюстрация того, что агрессивный, примитивный национализм ведёт в тупик.

Причём приведённый выше график отнюдь не передаёт всей степени деградации. Помещу здесь ещё одну иллюстрацию — рейтинг 40 стран Европы по доле расходов семей на продукты питания (эта доля обычно хорошо коррелирует с реальным уровнем благосостояния — чем больше в процентном отношении семья тратит на еду, тем она беднее). Мы видим, что Украина в самом низу, заметно отставая даже от Молдавии!

986069299

Впрочем, особого выбора у Украины на самом деле нет. Путь Прибалтики — явно вдохновляющий сторонников евроинтеграции, будучи (как мы убедились выше) относительно удачным по сравнению с украинским — ей не светит, потому что в Евросоюз Украину не примут. Главную причину того, почему этого не произойдёт, вы можете наблюдать на нижеследующем графике:

PIGS-ukr

Верхние четыре линии принадлежат так называемым PIGS — четырём наиболее проблемным странам Евросоюза, экономическая ситуация в которых является столь угрожающей, что порой обсуждается вопрос об их исключении из еврозоны. На поддержку экономики в этих странах Евросоюз тратит огромные деньги. Между тем мировой экономический кризис, несколько приутихнув после 2008 года, вновь разворачивается и явно обещает быть длительным и масштабным.

А теперь сравните показатели самых проблемных стран ЕС с Украиной. Заинтересовано ли ЕС, не знающее, что делать с PIGS, в принятии к себе огромной страны с сорокапятимиллионным населением, по сравнению с которой страны PIGS являются чрезвычайно стабильными и процветающими во всех отношениях? Вопрос риторический. Поэтому Украину будут только манить морковками в виде соглашения об ассоциации и тому подобного, чтобы получить от неё совершенно конкретную выгоду в виде рынка сбыта и источника сырья. Европе не нужна даже украинская рабсила, ей вполне хватает гастарбайтеров из Польши и прочих разных Румыний; да и те же PIGS уже становятся серьёзными экспортёрами рабочей силы — например, Испанию с 2008 года покинули полмиллиона человек, главным образом молодых людей, поскольку безработица там составляет четверть трудоспособного населения. Поэтому даже надежды на то, что «евроинтеграция» хотя бы серьёзно повысит шансы украинских заробитчан ишачить на богатого дядю в Европе, лишены оснований.

Я уже не говорю о надеждах на то, что подписание каких-то там договоров неким абсолютно магическим образом, само по себе, устранит на Украине коррупцию, произвол властей и милиции, повысит пенсии и зарплаты, укрепит здоровье украинцев и обеспечит их доступным жильём — хотя именно такую мысль, судя по всему, внушали евроинтеграционные агитаторы, и явно не без успеха, что свидетельствует о деградации не только в экономике, но и в мозгах значительной части населения (к счастью, далеко не 100%, поскольку образ народа Украины, в едином порыве выступающего за евроинтеграцию, есть миф). Ибо речь идёт о примитивнейшем карго-культе.

Если смотреть с чисто прагматической точки зрения, то Таможенный союз предлагает Украине гораздо более выгодные условия — здесь и реальная возможность полноценного вступления, и миллиардные кредиты, и всяческие льготы, и возможность восстановить утраченные производственные связи, и многое другое. Но здесь прагматизм встаёт в противоречие с идеологией. Как ни крути, но Таможенный союз действительно является, в определённой степени, неким экономическим подобием Советского Союза (не в смысле дефицита и пятилетних планов, конечно, а в смысле воссоздания единого экономического пространства). Присоединение к нему фактически означает признание того, что и разрушение СССР (не как государства с плановой экономикой и коммунистической идеологией, а как единой страны) — в чём Украина сыграла решающую роль, и почти четвертьвековая самостийность были напрасны, бессмысленны и губительны для самой Украины.

Вдобавок украинская идея отнюдь не предполагает прагматизма, зато предполагает, в своей крайней форме, ненависть к России и всему, что с ней связано,— ненависть, которую годами тщательно взращивали, особенно среди молодёжи, и пропагандисты-энтузиасты, и само государство через культивирование образов голодомора и российского угнетения, представление русских как «монголокацапов» и «финно-угров», героизацию предателей и изуверов и прочее прославление разного рода «конотопских битв».

В результате ситуация просто обязана была завязаться в неразрешимый узел, что мы и наблюдаем теперь. «Топливо» — чудовищная социально-экономическая деградация Украины и, как следствие, обездоленность народа, с одной стороны, и наличие агрессивных людских масс, взращенных на украинской идее с её местечковостью, ограниченностью и озлобленностью, с другой стороны — было разложено и готово к употреблению. Оставалось только инициировать и направить процесс горения — а в мире достаточно сил, которые хотели бы использовать этот процесс в своих интересах. Что и было сделано. Но это уже другая история.

Profile

alsisa: (Default)
alsisa

March 2014

S M T W T F S
      1
234 56 7 8
9 101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 10:30 pm
Powered by Dreamwidth Studios